Целью исследования явилась сравнительная оценка эффективности оптимизированного и комбинированного методов лечения и реабилитации у пациентов в постинсультном периоде, предполагавших применение стандартного режима терапии, цитофлавина и COBS -тренинга. Включен 51 пациент в раннем (n=25) и позднем (n=26) восстановительных периодах ОНМК. Контрольные группы - пациенты в раннем (n=15) и позднем (n=15) восстановительных периодах, получавших базисную терапию. Выполнена оценка динамики субъективных жалоб пациентов, индекса активности (шкала Бартела), неврологического статуса (шкала NIHSS), выраженности статико-локомоторных нарушений (шкала М.Е. Tinetti), УЗДГ, MALDI-TOF-TOF-масс-спектрометрия сыворотки крови. Применение цитофлавина и COBS - тренинга у пациентов с ОНМК в раннем восстановительном периоде привело к улучшению КЖ пациентов, уменьшению неврологического дефицита, устранению статико-локомоторных нарушений, увеличению средней ЛСК, RI, PI по сифону ВСА и снижению средней ЛСК, RI, PI по СМА по сравнению с контрольными группами и пациентами с ОНМК в позднем восстановительном периоде. Обнаружены группы молекул апоптоза клеток, аутофагии, некроптоза, ER стресса в сыворотке крови, объяснившие дополнительные звенья механизма действия цитофлавина и COBS - тренинга у пациентов с перенесенным инсультом. Ключевые слова: инсульт, цитофлавин, роботизированная механотерапия, межмолекулярные взаимодействия. Summary The aim of the research was the comparative assessment of the efficiency of the optimized and combined methods of the treatment and rehabilitation in patients after stroke, assuming application of the standard mode of the therapy, cytoflavin and COBS - training. 51 patients in the early (n=25) and late (n=26) recovery periods of the brain ischemia were included. Control groups - patients in the early (n=15) and late (n=15) the recovery periods of the brain ischemia, receiving basic therapy. The assessment of dynamics of subjective complaints of patients, activity index (Bartel's scale), the neurologic status (NIHSS scale), the expressiveness of violations of statics and locomotion (M.E Tinetti scale), ultrasound diagnostics, MALDI-TOF-TOF - mass spectrometry of blood serum. The application of cytoflavin and COBS - training in the early recovery period led to the improvement of the quality of life of patients, the reduction of neurologic deficiency, the elimination of violations of statics and locomotion, the increase of LSB, RI, PI in the IC and the decrease of LSB, RI, PI in ABA in the comparison with control groups and patients in the late recovery period. Groups of molecules of the apoptosis, autophagy, necroptosis, stress in the ER have explained additional links of the mechanism of the action of cytoflavin and COBS - training. Keywords: stroke, cytoflavin, the robotized mechanotherapy, intermolecular interactions

Денисенко И. А, Котенко К. В. , Корчажкина Н. Б.

Введение

Острые нарушения мозгового кровообращения (ОНМК) являются одной из ведущих медико-социальных проблем. В России ежегодно регистрируется более 400000 инсультов ежегодно [1]. Последствия мозгового инсульта - одна из основных причин инвалидизации населения и длительной временной утраты трудоспособности, что связано с двигательными нарушениями [2]. Гемипарез в остром периоде инсульта выявляется у 80-90% больных, в 40-50% случаев отмечаются сенсорные расстройства. Остаточные явления различной степени обнаруживаются у 2/3 больных, что делает проблему инсульта медицинской и социальной. Сегодня реальной является задача восстановления бытовой «независимости» не менее чем 75 % больных, выживших после развития инсульта.

В связи с этим одной из приоритетных задач практического здравоохранения является восстановление утраченного здоровья населения, а основным направлением модернизации здравоохранения в России выбрано развитие медицинской профилактики и реабилитации [3].

Известно, что восстановление двигательных функций после инсульта происходит в в первые 3-6 месяцев от начала инсульта [4]. Двигательные нарушения часто сопровождаются асимметрией вертикальной позы, вызванной смещением центра давления тела в сторону здоровой ноги, что, приводит к неустойчивости больных, повышает опасность падения, снижает качество походки и скорость перемещения [5]. Методами восстановления пострадавших функций нервной системы являются медикаментозная терапия, кинезотерапия, механотерапия, электростимуляция нервно-мышечного аппарата конечностей, применение миорелаксантов, массаж, иглорефлексотерапия [6, 8, 9]. Важным этапом в развитии физической реабилитации пациентов после инсульта явилось внедрение в клинику аппаратов роботизированной механотерапии с биологической обратной связью с широкими возможностями моделирования тренировок в режиме постоянного анализа двигательных и координаторных функций [10, 11, 12].

Оптимизация лекарственной терапии остаточных явлений ОНМК возможна на основе лекарственного препарата цитофлавина - агониста пуринергических систем с метаболотропным компонентом действия, ориентированным на промежуточный обмен веществ. Цитофлавин стимулирует дыхание и энергообразование в клетках, улучшает мозговой метаболизм, восстанавливает антиоксидантную активность, активирует внутриклеточный синтез белка, устраняет нарушения чувствительности и интеллектуально - мнестических функций мозга [7].

Целью исследования явилась сравнительная оценка эффективности оптимизированного и комбинированного методов лечения и реабилитации у больных в постинсультном периоде с легкими, умеренными двигательными нарушениями и дискоординаторными расстройствами, предполагавших применение стандартного режима терапии, цитофлавина (комплекс из двух витаминов В2 и РР, янтарной кислоты и инозита) и COBS -тренинга.

Материал и методы исследования

Исследование проводилось в соответствии с «Правилами проведения качественных клинических испытаний (GCP) » (ОСТ №42-511-99 от 29. 12. 98 г. ) и выполнено в соответствии с принципами Декларации Хельсинки /Токио /Венеция /Гонконг /Вашингтон /Эдинбург /Сеул (1964-2008 гг. ).

В исследование включен («0» день исследования) 51 пациент в раннем и позднем восстановительных периодах ОНМК. Клинико-анамнестическая характеристика пациентов представлена в табл. 1. Критерии диагноза ОНМК соответствовали классификации нарушений мозгового кровообращения, предложенной Институтом неврологии РАМН. Давность ОНМК составила не менее 3 месяцев. Все пациенты при включении в исследование давали письменное информированное согласие.

При включении в исследование пациентам выполнены общеклиническое, гемореологическое, биохимические исследования, неврологическое обследование с углубленным исследованием рефлекторно-двигательной сферы, электроэнцефалография, триплексное сканирование магистральных артерий шеи и головы, спондилограмма шейного отдела позвоночника с функциональными пробами, МРТ головного мозга, МРА сосудов головного мозга (по показаниям).

В клинико-неврологической картине доминировали легкие (n=21 пациент) или умеренные (n=30 пациентов) двигательные нарушения, вестибуло-атактический (n=31 пациент) и астено-невротический (n=32 пациента) синдромы.

Критерии исключения из исследования: дисциркуляторная энцефалопатия 3 стадии, выраженные двигательные и дискоординаторные расстройства, аневризмы сосудов головного мозга, объемные образования головного мозга, тяжелая сопутствующая соматическая патология и психические расстройства, пациенты с другими неврологическими заболеваниями в стадии декомпенсации, психические заболевания или недееспособность, индивидуальная непереносимость лекарств.

Пациенты относились к двум исследуемым группам: I группу составили 25 человек с перенесенным ОНМК в раннем восстановительном периоде, получавших базисную терапию (вазоактивные препараты, нейропротекторы, нейротрофические препараты, ангиопротекторы, антиагреганты) ; II группа представлена 26 пациентами с перенесенным ОНМК в позднем восстановительном периоде, получавших базисную терапию. Контрольные группы составили пациенты в раннем (I контрольная группа, n=15) и позднем (II контрольная группа, n=15) восстановительных периодах, получавших базисную терапию.

На «10» день исследования пациенты исследуемых групп принимали оптимизированную терапию, включавшую базисную терапию и цитофлафин по 600 мг (2 таблетки) 2 раза в сутки за 30 минут до еды, курс лечения составил 40 дней. Всем пациентам исследуемых групп с «30» дня исследования проводилась комбинированная терапия, включавшая базисную терапию, цитофлавин и роботизированную механотерапию на платформе COBS 5 раз в неделю, ежедневно, курс -15 тренировок. Время тренировки - 20-25 минут. Измерение показателей (давление ног на платформу, индекс координации и индекс симметрии) проводилось до тренировочного цикла и после него. Продолжительность клинического исследования составила 40дней.

Для комплексной оценки эффективности базисной, оптимизированной и комбинированной терапии пациентов в постинсультном периоде в «0», «30» и «40» дни исследования выполнены оценка динамики субъективных жалоб больного, индекса активности повседневной жизни (шкала Бартела), неврологического статуса (шкала National Institutes of Health Stroke Scale, NIHSS), выраженности статико-локомоторных нарушений (шкала М. Е. Tinetti), количественной УЗДГ («DelandeElectronique», Франция), время-пролетная масс-спектрометрия с лазерной десорбцией и ионизацией (MALDI-TOF-TOF-МС, Ultraflex II, «Bruker», США), которая позволила выявить молекулярный паттерн сыворотки крови пациентов и его динамику на фоне различных режимов лечения. Разделение белков сыворотки крови производилось с помощью стандартных наборов, включающих 3 вида хроматографического разделения (MB-HIC C8 Kit, MB-IMAC Cu, MB-WaxKit, производство «Bruker», США). Условием включения белка-маркера в диагностический профиль являлся показатель «покрытия сиквенса» при анализе масс-спектрограмм более 15%. Данные о взаимодействиях и функциональных особенностях белков получены с помощью программ STRING 8. 1, STITCH. Статистическую обработку материала исследования проводили c применением пакета статистических программ "Statistica 10. 0". Определялись средняя (М), стандартная ошибка средней (SEM), доверительный интервал. C целью проверки гипотез применялись методы, основанные на сравнении с распределением Стьюдента - двухвыборочный t-критерий для зависимых выборок. Значимое различие между показателями составило 5%.

Результаты и их обсуждение

Исследование клинико-неврологического статуса в «0» день исследования у 25 пациентов исследуемой и 15 пациентов контрольной групп с перенесенным ОНМК в раннем восстановительном периоде показало наличие неврологического дефицита в виде легкого (28 человек) или умеренного гемипареза (12 человек), вестибуло-атактического (32 человека) и псевдобульбарного синдромов (8 человек), дизартрии (27 человек) и дисфагии (12 человек). Все пациенты обеих групп предъявляли жалобы на головные боли, нарушение памяти и внимания, а также головокружение (34 человека), шум в голове (37 человек) и в ушах (28 человек).

Исследование клинико-неврологического статуса в «0» день исследования у 26 пациентов исследуемой и 15 пациентов контрольной групп с перенесенным ОНМК в позднем восстановительном периоде показало наличие неврологического дефицита в виде легкого (32 человека) или умеренного гемипареза (9 человек), вестибуло-атактического (34 человека) и псевдобульбарного синдромов (7 человек), дизартрии (25 человек) и дисфагии (8 человек). Все пациенты обеих групп предъявляли жалобы на головные боли, нарушение памяти и внимания, а также головокружение (30 человек), шум в голове (35 человек) и в ушах (23 человека).

Результаты исследования показали, что при применении цитофлавина на фоне базисной терапии у пациентов с ОНМК в раннем восстановительном периоде отмечено достоверное улучшение КЖ пациентов по шкале Бартела, снижение степени выраженности неврологического дефицита по шкале NIHSS по сравнению с контрольной группой пациентов и группой пациентов с ОНМК в позднем восстановительном периоде. Применение комбинированной терапии сопровождалось достоверным восстановлением бытовой независимости и социальной адаптации по шкале Бартела, снижением степени выраженности неврологического дефицита по шкале NIHSS в обеих исследуемых группах по сравнению с контрольными группами (таблица 2).

По шкале выраженности статико-локомоторных нарушений M. Tinetti у пациентов исследуемых и контрольных групп в раннем и позднем восстановительных периодах после ОНМК определялось статистически достоверное улучшение результатов оценки (таблица 2). При оценке выраженности статико-локомоторных нарушений по субшкале «Общая устойчивость» у пациентов I и II исследуемых групп отмечалось статистически достоверное улучшение показателя статико-локомоторной функции по сравнению с пациентами I и II контрольных групп на фоне приема базисной терапии и цитофлавина по сравнению с контрольными группами пациентов.

Оценка выраженности статико-локомоторных нарушений по субшкале «Походка» у пациентов в раннем восстановительном периоде ОНМК показала статистически достоверное улучшение показателя статико-локомоторной функции на фоне приема базисной терапии и цитофлавина, тогда как в контрольных и II исследуемой группах пациентов не зарегистрировано. Достоверные изменения данного показателя во всех группах пациентов отмечены при применении COBS-терапии (таблица 2). Общая оценка показателя статико-локомоторной функции у пациентов с ОНМК в раннем и позднем восстановительных периодах выявила статистически достоверное улучшение при приеме оптимизированной терапии по сравнению с контрольными группами пациентов (таблица 2). Полученные данные сопоставимы с результатами измерений на платформе COBS, показавшие достоверное улучшение индекса координации и симметрии у пациентов с ОНМК в раннем и позднем восстановительных периодах на фоне приема базисной терапии с включением цитофлавина и COBS-тренировок (таблица 3).

В контрольных и исследуемых группах пациентов до назначения лечения и реабилитации в области сифона ВСА зарегистрировано значимое уменьшение значений средней ЛСК, RI и PI. В бассейне СМА отмечено увеличение значений средней ЛСК, PI и RI в СМА. В группе пациентов с перенесенным ОНМК в раннем восстановительном периоде, принимавших стандартную терапию и цитофлавин, отмечено достоверное увеличение средней ЛСК, RI, PI в области сифона ВСА, значимое снижение средней ЛСК, RI, PI по СМА по сравнению с исходными значениями в данной группе пациентов и контрольной группе. Наиболее выраженные достоверные изменения показателей в области сифона ВСА и бассейне СМА отмечены в данной группе пациентов на фоне приема стандартной терапии, цитофлавина и выполнения COBS -тренинга (таблица 4).

Анализ результатов показателей УЗДГ сосудов головного мозга у пациентов с перенесенным ОНМК в позднем восстановительном периоде показал достоверное увеличение значений показателей средней ЛСК, RI и PI в области сифона ВСА и значимое снижение значений показателей средней ЛСК, RI, PI по СМА у больных на фоне приема стандартной терапии, цитофлавина и выполнения COBS - тренинга по сравнению со значениями аналогичных показателей в «0» и «30» дни исследования (таблица 4).

Динамика профиля белков – маркеров ОНМК в сыворотке крови пациентов контрольных и исследуемых групп представлена в таблице 5.

Выявленная динамика абсолютного количества пациентов с экспрессией белков 4 функциональных групп на фоне разработанных режимов лечения позволила открыть новые составляющие механизма действия цитофлавина и реабилитации на базе COBS-тренировок. Цитофлавин как комбинированный препарат проявляет свое главное свойство однонаправленного разносистемного коэргизма: являясь агонистом пуринергических систем с метаболотропным действием, препарат улучшает окислительный метаболизм на уровне миоцитов, нейромышечных синапсов и препятствует резкому снижению уровня АТФ в миоцитах при парезах и параличах в условиях ОНМК.

В раннем восстановительном периоде ОНМК при приеме цитофлавина и выполнении COBS-тренинга отмечается значимое улучшение показателей индекса активности повседневной жизни, неврологического статуса, выраженности статико-локомоторных нарушений, количественной УЗДГ по сравнению с аналогичными показателями в позднем восстановительном периоде ОНМК. В основе динамики вышеперечисленных показателей лежат молекулярные процессы в нейронах головного мозга, нейромышечных синапсах и миоцитах.

Биоинформационный анализ обнаруженного молекулярного профиля белков крови показал, что механизмы действия цитофлавина и COBS - тренинга могут быть связаны с межмолекулярными взаимодействиями 4 функциональных групп белков: молекул апоптоза клеток (киназы 14 митоген-активируемой протеин-киназы, эндонуклеазы G, кальпаина 1, каспазы 8, 10), аутофагии (древнего убиквитинового белка 1, белка 3, связанного с аутофагией, альфа 3- легкой цепи связанного с микротубулами белка 1), некроптоза (фактора, связанного с митохондриями, индуцирующего апоптоз 1, поли-АДФ-рибозил-полимеразы 1), стресса в эндоплазматическом ретикулуме (ЭР) (белков 1 и 2 ЭР, передающих сигналы к ядру клетки, белка теплового шока 5, фактора 6, активирующего транскрипцию). Анализ абсолютного количества пациентов с экспрессией каждого участника молекулярных событий на фоне приема стандартной, оптимизированной и комбинированной терапии показал, что увеличение экспрессии эндонуклеазы G и древнего убиквитинового белка 1 при снижении экспрессии фактора, связанного с митохондриями, индуцирующего апоптоз 1, белка теплового шока 5, фактора 6, активирующего транскрипцию, в сыворотке крови происходит наиболее выражено в группе пациентов с перенесенным ОНМК в раннем восстановительном периоде на фоне приема комбинированной терапии. Увеличение абсолютного количества пациентов с экспрессией эндонуклеазы G, которая локализуется в митохондриях, на фоне приема цитофлавина и COBS - тренинга, свидетельствует об инициации репликации митохондриальной ДНК, которая генерирует РНК праймеры, отвечающие за активность ДНК-полимеразы гамма. Снижение экспрессии древнего убиквитинового белка 1 на фоне терапии цитофлавином играет решающую роль в уменьшении сигнализации на тромбоциты и формировании тромбов.

Снижение экспрессии фактора, связанного с митохондриями, индуцирующего апоптоз 1, который вызывает конденсацию хромосом и фрагментацию ядра клетки при индукции апоптоза, при приеме оптимизированного и комбинированного режимов лечения отражает уменьшение активности процессов апоптоза клеток и высвобождения в митохондриях цитохрома С и каспазы 9. На рисунке 1 представлен пример межмолекулярных взаимодействий белка теплового шока 5, который является участником молекулярного патогенеза ОНМК и взаимодействует с белками стресса в ЭР, обнаруженных в исследовании. Белок теплового шока 5 вовлечен в процессы фолдинга белков, взаимодействует со многими белками в ЭР, в том числе, с фактором 6, активирующем транскрипцию с генов, определяющую процесс деградации белков в процессе стрессового ответа в ЭР нейронов и миоцитов.

Таким образом, наиболее эффективным у пациентов с ОНМК оказалось применение стандартной терапии, цитофлавина и COBS-тренинга в раннем восстановительном периоде.

Заключение

Таким образом, в исследовании доказана необходимость оптимизации терапии ОНМК в раннем и позднем восстановительных периодах посредством применения режимов метаболической биорегуляции на основе приема комплексного препарата цитофлавин и COBS - тренинга. Молекулярный анализ эффективности и безопасности приема средств метаболической направленности действия и их сочетания с COBS -тренировками при ОНМК является основой для разработки новых лекарств и немедикаментозных средств лечения и реабилитации.

Литература

  1. Яхно, Н. Н. , Штульман, Д. Р. Болезни нервной системы / Н. Н. Яхно, Д. Р. Штульман / Руководство для врачей. - М.: Медицина. - 2001. -Т. 1. - 744 с.
  2. Гусев, Е. И. , Скворцова, В. И. , Стаховская, Л. В. Эпидимиология инсульта в России / Е. И. Гусев, В. И. Скворцова, Л. В. Стаховская // Инсульт. Приложение к журналу неврология и психиатрия. – 2003. - № 8. – С. 4-9.
  3. Вейн А. М. , Вознесенская Т. Г. , Воробьева О. В. Неврология для врачей общей практики / А. М. Вейн, Т. Г. Вознесенская, О. В. Воробьева / Второе издание. – М.: Эйдос Медиа - 2002. - 504 с.
  4. Белова А. Н. Нейрореабилитация / А. Н. Белова / Руководство для врачей. – М.: Антидор - 2003. – 568 с.
  5. Биллер Х. Практическая неврология: диагностика / Х. Биллер / пер. с англ. - М.: Медицинская литература. - 2008. - Т. 1. - 512 с.
  6. Дамулин И. В. Постинсультные двигательные нарушения / И. В. Дамулин // Consilium medicum. - 2002. - Т. 5, № 2. — С. 64–70.
  7. Клочева Е. Г. Применение препарата Цитофлавин в неврологии / Е. Г. Клочева/ Пособие для врачей. – СПб.: «Тактик-Студио». – 2008. - 24 с.
  8. Парфенов В. А. Вестибулярное головокружение в кардиологической практике / В. А. Парфенов // Consilium medicum. — 2000. —Т. 14, № 9. — C. 689–693.
  9. You S. H. , Jang S. H. , Kim Y. -H. Virtual reality-induced cortical reorganization and associated locomotor recovery in chronic stroke: an experimenter-blind randomized study / S. H. You, S. H. Jang, Y. -H. Kim // Stroke. — 2005. —Vol. 36 (6). —P. 1166—1171.
  10. Doman G. What to do about your brain injured child / G. Doman // Рига: Juridiskais birojs Vindex, SIA. - 2007. - Р. 330.
  11. Hesse S. , Schmidt H. , Werner C. Machines to support motor rehabilitation after stroke: 10 years of experience in Berlin / S. Hesse, H. Schmidt, C. Werner // J Rehabil. Res. Dev. – 2006. – Vol. 43. -№ 5. – P. 671-678.
  12. Hider J. , Nichols D. , Pellicio M. Multicenter randomisated clinical trial evaluating the effectiveness of the LOKOMAT in sucacute stroke / J. Hider, D. Nichols, M. Pellicio // Neurorehabilitation Neural. Rep. – 2009. – Vol. 23. - № 1. – P. 5-13.

Таблица 1

Клинико-анамнестическая характеристика пациентов исследуемых групп

Характеристика пациентов

Категории пациентов

1 группа

2 группа

Абс. число

%

Абс. число

%

Число (%) пациентов в группе

25

100

26

100

Мужчины

12

48, 6

12

48, 7

Женщины

13

51, 4

14

51, 3

Средний возраст больных

62, 2±0, 6

62, 7±0, 8

Ранний восстановительный период

12

48

11

42, 3

Поздний восстановительный период

13

52

15

57, 7

Таблица 2

Динамика индекса активности повседневной жизни (шкала Бартела) и неврологического статуса (шкала NIHSS) в исследуемых и контрольных группах пациентов

Группы пациентов

Ранний восстановительный

период ОНМК (n=25)

Поздний восстановительный

период ОНМК (n=26)

«0» день

«30» день

«40» день

«0» день

«30» день

«40» день

Индекс Бартела, ед.

Исследуемая группа

82, 9±3, 9

2) `

90, 9±3, 7

1) *2) *

92, 9±3, 1

1) **2) *

82, 0±2, 6

2) `

84, 5±2, 8

1) `2) `

91, 5±2, 9

1) *2) *

Контрольная группа (n=15)

83, 2±2, 5

84, 5±2, 5

1) `

85, 2±2, 2

1) `

84, 0±2, 8

84, 6±2, 8

1) `

85, 3±2, 9

1) `

Неврологический статус по шкале NIHSS, баллы

Исследуемая группа

6, 9±0, 02

2) `

5, 7±0, 03

1) *2) *

4, 9±0, 04

1) *2) *

5, 5±0, 02

2) `

5, 1±0, 03

1) *2) *

4, 8±0, 04

1) *2) *

Контрольная группа (n=15)

6, 3±0, 04

6, 0±0, 04

1) *

5, 8±0, 02

1) *

5, 5±0, 02

5, 3±0, 01

1) *

5, 0±0, 01

1) *

Субшкала «Общая устойчивость», баллы

Исследуемая группа

16, 5±0, 2

2) `

18, 5±0, 3

1) *2) *

20, 7±0, 1

1) **2) *

16, 3±0, 3

2) `

18, 1±0, 4

1) *2) *

18, 5±0, 2

1) **2) *

Контрольная группа (n=15)

16, 7±0, 3

17, 0±0, 2

1) `

18, 6±0, 4

1) *

16, 7±0, 3

17, 3±0, 3

1) `

18, 0±0, 1

1) **

Субшкала «Походка», баллы

Исследуемая группа

11, 6±0, 2

2) `

12, 5±0, 3

1) *2) *

14, 4±0, 4

1) **2) *

11, 5±0, 2

2) `

11, 7±0, 3

1) `2) `

13, 2±0, 2

1) **2) *

Контрольная группа (n=15)

11, 7±0, 3

11, 7±0, 4

1) `

13, 2±0, 3

1) **

11, 4±0, 1

11, 8±0, 2

1) `

12, 3±0, 5

1) *

Общая оценка статико-локомоторных нарушений

Исследуемая группа

28, 1±0, 3

2) `

30, 2±0, 4

1) *2) *

34, 1±0, 4

1) **2) *

27, 8±0, 4

2) `

29, 7±0, 4

1) *2) *

31, 5±0, 5

1) **2) *

Контрольная группа (n=15)

28, 5±0, 5

28, 7±0, 5

1) `

32, 1±0, 1

1) **

27, 9±0, 3

28, 2±0, 4

1) `

30, 2±0, 1

1) **

Примечание. n-количество пациентов в группе; ` - недостоверные различия; * -р<0, 05; ** - р<0, 01; *** - р<0, 001; вероятность различий по t-критерию Стъюдента между значениями показателей: 1) в I, II исследуемых группах, в I, II контрольных группах в «0» день/ «30» день / «40» день; 2) I исследуемая группа/I контрольная группа; II исследуемая группа/II контрольная группа.

Таблица 3

Динамика основных измерений на платформе КОБС в исследуемых группах пациентов

Показатели

Ранний восстановительный период ОНМК

Поздний восстановительный

период ОНМК

«0» день

«30» день

«40» день

«0» день

«30» день

«40» день

Индекс координации (левая нога)

0, 91±0, 01

0, 94±0, 01*

0, 95±0, 02*

0, 91±0, 01

0, 93±0, 01`

0, 94±0, 01*

Индекс координации (правая нога)

0, 90±0, 01

0, 93±0, 01*

0, 95±0, 02**

0, 92±0, 01

0, 95±0, 02*

0, 95±0, 02*

Индекс симметрии

0, 89±0, 01

0, 92±0, 01*

0, 94±0, 02*

0, 87±0, 01

0, 90±0, 01*

0, 94±0, 02*

Примечание. n-количество пациентов в группе; ` - недостоверные различия; * -р<0, 05; ** - р<0, 01; *** - р<0, 001; вероятность внутригрупповых различий по t-критерию Стъюдента между показателями в I, II исследуемых группах в «0» день/ «30» день / «40» день.

Таблица 4

Динамика показателей УЗДГ сосудов головного мозга в исследуемых и контрольных группах пациентов

Показатели

Ранний восстановительный период ОНМК (I группа, n=25)

Поздний восстановительный

период ОНМК (II группа, n=26)

«0» день

«30» день

«40» день

«0» день

«30» день

«40» день

Сифон ВСА

Средняя ЛСК, мм/с

22, 0±2, 5

2) `

25, 1±1, 5

1) *2) *

30, 8±2, 0

1) **2) ***

21, 0±1, 9

2) `

24, 2±1, 4

1) ` 2) `

29, 7±1, 9

1) **2) ***

PI

0, 7±0, 03

2) `

0, 8±0, 03

1) * 2) *

0, 9±0, 03

1) **2) ***

0, 6±0, 02

2) `

0, 6±0, 02

1) ` 2) `

0, 8±0, 03

1) ** 2) **

RI

0, 4±0, 01

2) `

0, 5±0, 02

1) ** 2) **

0, 6±0, 02

1) **2) ***

0, 5±0, 02

2) `

0, 5±0, 02

1) ` 2) `

0, 6±0, 02

1) **2) **

СМА

Средняя ЛСК, мм/с

192, 7±11, 9

2) `

169, 2±9, 0

1) *2) *

145, 9±4, 8

1) ***2) ***

190, 3±11, 5

2) `

174, 2±9, 6

1) `2) `

152, 6±5, 2

1) **2) ***

PI

0, 9±0, 05

2) `

0, 8±0, 04

1) *2) **

0, 7±0, 03

1) **2) **

0, 9±0, 05

2) `

0, 9±0, 05

1) `2) `

0, 8±0, 03

1) **2) **

RI

0, 9±0, 04

2) `

0, 8±0, 03

1) *2) **

0, 7±0, 03

1) **2) **

0, 9±0, 04

2) `

0, 9±0, 04

1) `2) `

0, 8±0, 03

1) *2) **

I контрольная группа (n=15)

II контрольная группа (n=15)

Сифон ВСА

Средняя ЛСК, мм/с

22, 5±1, 9

22, 6±1, 8

1) `

22, 9±2, 1

1) `

22, 3±2, 1

22, 0±2, 2

1) `

23, 1±2, 5

1) `

PI

0, 7±0, 03

0, 7±0, 03

1) `

0, 7±0, 03

1) `

0, 6±0, 02

0, 6±0, 02

1) `

0, 7±0, 03

1) `

RI

0, 4±0, 01

0, 4±0, 01

1) `

0, 5±0, 01

1) `

0, 5±0, 02

0, 5±0, 02

1) `

0, 5±0, 02

1) `

СМА

Средняя ЛСК, мм/с

189, 0±4, 1

185, 5±3, 9

1) `

181, 3±3, 3

1) `

188, 0±4, 0

186, 3±3, 7

1) `

183, 7±3, 5

1) `

PI

0, 9±0, 06

0, 9±0, 06

1) `

0, 9±0, 06

1) `

0, 9±0, 05

0, 9±0, 05

1) `

0, 9±0, 05

1) `

RI

0, 9±0, 03

0, 9±0, 03

1) `

0, 9±0, 03

1) `

0, 9±0, 04

0, 9±0, 04

1) `

0, 9±0, 05

1) `

Примечание. n-количество пациентов в группе; ` - недостоверные различия; * -р<0, 05; ** - р<0, 01; *** - р<0, 001; вероятность различий по t-критерию Стъюдента между значениями показателей: 1) в I, II исследуемых группах, в I, II контрольных группах в «0» день/ «30» день / «40» день; 2) I исследуемая группа/I контрольная группа; II исследуемая группа/II контрольная группа.

Таблица 5

Динамика экспрессии белков – маркеров ишемии головного мозга в сыворотке крови пациентов контрольных и исследуемых групп

Название белка-маркера

Mw, Да

Пациенты с ОНМК, абсолютное количество с экспрессией белка

I группа (n=25 чел. ) II группа (n=26 чел. )

I контрольная группа (n=15)

II контрольная

группа (n=15)

«0» день

«30» день

«40» день

«0» день

«30» день

«40» день

Киназа 14 митоген-активируемой протеин-киназы

47220

23

16

12

20

17

15

14

15

Эндонуклеаза G

32620

2

12

17

5

10

14

4

5

Кальпаин 1

81890

25

20

15

22

18

16

14

14

Каспаза 8

55391

24

18

13

26

19

15

13

14

Каспаза 10

58951

22

17

15

24

18

17

14

15

Древний убиквитиновый белок 1

41587

24

14

11

25

22

18

15

14

Белок 3, связанный с аутофагией

35864

19

15

11

20

14

12

12

13

Альфа 3- легкая цепь связанного с микротубулами белка 1

14272

23

14

10

24

17

15

13

14

Фактор, связанный с митохондриями, индуцирующий апоптоз 1

66901

22

15

10

21

18

15

15

14

Поли-АДФ-рибозил-полимераза 1

28437

23

17

12

22

20

18

15

13

Белок 1 эндоплазматического ретикулума, передающего сигналы к ядру клетки

109735

25

22

17

26

24

22

13

15

Белок 2 эндоплазматического ретикулума, передающего сигналы к ядру клетки

96658

24

19

13

24

21

19

14

15

Белок теплового шока 5

72333

25

16

11

23

21

17

15

13

Фактор 6, активирующий транскрипцию

74585

24

19

15

23

20

19

14

12

Примечания. Mw- молекулярный вес белка; Да – дальтон; n – количество пациентов; АДФ-аденозин-дифосфат

Рисунок 1. Схема межмолекулярных взаимодействий белка теплового шока 5

Примечание. HSPA5 – белок теплового шока 5; DNAJC10 – белок теплового шока 40, подсемейство C, член 10; ATF6 - фактор 6, активирующий транскрипцию; EIF2AK3 – эукориотический трансляционный фактор 2-альфа киназа 3; ERN1 - белок 1 эндоплазматического ретикулума, передающего сигналы к ядру клетки; SIL1 – шаперон эндоплазматического ретикулума; PRNP – прионный белок; OS9 – лектин ЭР, белок остеосаркомы; ATF4 - фактор 4, активирующий транскрипцию; NFYA – ядерный транскрипционный фактор Y, альфа; UBC - убиквитин C

Фотогалерея статьи

24 мая 2016 г.

Подписывайтесь на наш Telegram канал!

Ещё статьи из категории «Наука и технологии»
Недостаточная чувствительность онкомаркёра CEA для выявления рецидива колоректального рака
Недостаточная чувствительность онкомаркёра CEA для выявления рецидива колоректального...
СЕА, даже с низким пороговым значением, является недостаточно чувствительным для мономаркёрного использования
Прокальцитонин как биомаркер прогноза смерти и обострений бактериальной этиологии у пациентов с тяжелой формой ХОБЛ
Прокальцитонин как биомаркер прогноза смерти и обострений бактериальной...
Исходные уровни прокальцитонина в сыворотке крови имеют прогностическое значение при оценке госпитальной летальности среди больных с тяжелой формой ХОБЛ.
Интеграция цифровых и микробиологических технологий в исследовании мочи
Интеграция цифровых и микробиологических технологий в исследовании мочи
Сравнение микробиологического исследования мочи и исследования мочевого осадка при помощи анализатора
Лактат. Взгляд специалиста КЛД: физиология, биохимия, преаналитические аспекты
Лактат. Взгляд специалиста КЛД: физиология, биохимия, преаналитические...
Основные моменты, которые необходимо знать и учитывать для правильного использования данного лабораторного показателя в лечебной практике.